Новости
Новости

«Со “скорой” вызывал милицию, психиатрическую службу и МЧС». Каково это – 18 лет воспитывать дочь с шизофренией, которую запрещает лечить жена

Оле, дочери Владимира Петровича, 48 лет. В 30 с небольшим ей диагностировали шизофрению – а лечить стали только три года назад. Сейчас Ольга Владимировна снова выходит из дома, общается с людьми и строит планы. Но еще недавно ее мать категорически запрещала обращаться к врачам, а отец не мог решиться что-то изменить.

Ольга Владимировна: отец Ольги

«У нее случился стресс на фоне романтической истории – одни люди переживают такое проще, а другие не выдерживают».

– С женой мы познакомились студентами: мне было 17, ей на полгода меньше – из этой юношеской дружбы со временем и появилась наша семья, – рассказывает Владимир Петрович, когда мы располагаемся в одной из комнат «Открытого дома» – центра при Красном Кресте для общения людей с психическими заболеваниями. Оля ждет в соседнем помещении: сотрудники центра говорят, ей это слушать ни к чему.

– Как у многих людей, были у нас свои лады и нелады. Почти всю жизнь я работал на «БелавтоМАЗе», где дослужился до начальника участка, а Тамара трудилась диспетчером в «Минскэнерго».

Жили сносно – как большинство. Но я мечтал о детях, а жена какое-то время была резко против. Сейчас жалею, что не усыновили: я сам из многодетной семьи, у отца тоже было 16 братьев и сестер – а у нас по итогу одна Оля появилась.

Ольга Владимировна хорошо училась, с красным дипломом окончила энергетический факультет, но поработать успела очень мало. Когда Оле было чуть за 30, у нее случился стресс на фоне романтической истории – назовем это так. Одни люди переживают такое проще, а другие не выдерживают. К моральному состоянию добавилась и физическая травма – ее стукнули. Здесь же сыграли свою роль наследственность и еще с десяток разных причин. И дочка заболела.

Полный текст статьи: «Со “скорой” вызывал милицию, психиатрическую службу и МЧС». Каково это – 18 лет воспитывать дочь с шизофренией, которую запрещает лечить жена.